?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Начало…

Освоение любого месторождения начинается, как правило, со строительства дорог и создания перевалочных баз. А если месторождение находится в глухой тайге за тысячи километров от существующих транспортных артерий, то вопрос выбора оптимального пути к местам будущей добычи металла имеет первостепенное значение.

С этими проблемами столкнулись и те, кто создавал артель «Алдан», правопреемником которой стала в дальнейшем артель «Амур». До 1968 года на картах в районе хребта Кет-Кап можно было видеть лишь пунктиры вечных троп и ни одной мало-мальски проходимой дороги. Теперь, спустя 30 лет, эта часть Алданского нагорья испещрена надежными круглогодичными и зимними трассами, по которым только старателями «Амура» перевозится ежегодно десятки тысяч тонн грузов.

А начиналось все со станции Большой Невер, что на Транссибе. Она была ближайшей к АЯМу - Амуро-Якутской автомагистрали, связывающей Транссиб с Якутией. Там, на этой станции, Вадим Туманов и его соратники построили перевалочную базу, на которой техника и оборудование перегружались с железнодорожных вагонов на автомашины.

Затем начинался долгий и трудный путь к отрогам Кет-Капа. От Большого Невера к Чульману, затем Алдан, Томмот и почти до самого Якутска. Тут хорошо проторенная и обжитая трасса заканчивалась, и путь старателей лежал на юго-восток к небольшому селу Белькачи на реке Алдан. Часть этого пути была преодолима только зимой, когда застывали реки и морозы надежно сковывали болота и мари.

«Алдан» — «Амур» — «Белькачи» — «Томмот»

В районе Белькачей и была построена главная входная база артели «Алдан», перешедшая затем «Амуру». Почему выбрали именно это место в глубокой излучине Алдана? Отсюда до отрогов Кет-Капа оставалось всего около 200 километров. Важную роль играл и Алдан как полноводная судоходная река. В период навигации удобно было доставлять снизу по реке танкерами ГСМ, а сверху, от Томмота, технику, оборудование, продовольствие, для чего артель имела свою небольшую флотилию из катеров и барж.

Таким образом, на базе «Белькачи» к началу зимника накапливались не одна тысяча тонн груза и ГСМ. И все это за месяц-два, пока действовал зимник, следовало перевезти к местам добычи металла. Естественно, транспортные затраты занимали весомую долю в себестоимости золота, но они с лихвой окупались высоким содержанием металла в песках на тех старых месторождениях.

Следует сказать, что и спустя 30 лет база «Белькачи» стоит на том же месте, да и транспортная схема практически не изменилась. За эти годы были отработаны многие месторождения, открывались и закрывались добывающие участки, но база «Белькачи» ни на день не прерывала своей работы. Разумеется, время не могло не внести некоторые изменения в сложившуюся транспортную сеть. С постройкой малого БАМа от Большого Невера до Нерюнгри возникла необходимость перенести входную перегрузочную базу из Невера на станцию Беркакит. А в ближайшей перспективе грузы по железной дороге пойдут еще дальше, до Томмота, и доля дорогостоящих автомобильных перевозок еще более сократится.

Новая база в Томмоте приобретает важное, можно сказать — стратегическое значение из-за ее удачного географического расположения на перекрестке автомобильных, железных и водных дорог. Лет восемь назад мы пошли на смелый шаг и пробили зимник от Томмота до Белькачей напрямую — вдоль левого берега Алдана, сократив тем самым путь на этом отрезке почти в два раза. Теперь этот зимник имеет большое экономическое значение и для жителей отдаленных селений Алданского улуса Республики Саха-Якутия. Жители сел Угино, Чагда, Кутана, Белькачи в зимний период имеют теперь выход на «большую землю». Раньше с прекращением навигации на Алдане они на долгие месяцы лишались такой возможности, и связь осуществлялась (от случая к случаю) только по воздуху.

Это громкое слово "Флотилия"

Существенные изменения претерпела и наша флотилия. Мы отказались от маломерных судов и приобрели хотя и старенький, но еще крепкий колесный теплоход типа БТК (капитан В. Савельев). В паре с 200-тонной баржой он за навигацию делает в среднем десять рейсов от Томмота до «Белькачей» и доставляет на эту базу практически весь накапливающийся там груз.

Итак, груз разными видами транспорта — летом машинами от Беркакита до Томмота и далее теплоходом, а зимой напрямую от Беркакита до «Белькачей» доставляется на нашу главную базу по его переработке и хранению. Отсюда техника, оборудование и ГСМ по зимникам отправляется непосредственно на горные участки. Росла артель, увеличивалась добыча драгметаллов, крепла и материально-техническая база. На смену старым типам машин и бульдозеров приходили новые. А любая техника, как известно, имеет свойство иногда ломаться, тем более в здешних суровых условиях эксплуатации.

Поэтому на базе «Белькачи» с годами сформировался комплекс разных цехов, оснащенных современным оборудованием, позволяющим делать капитальный ремонт всех видов автомашин, тракторов и бульдозеров, эксплуатируемых в артели. Здесь трудятся прекрасные специалисты, способные изготовить или отреставрировать практически любую деталь.

Автомашины, бульдозеры и т.п.

Ныне на «Белькачах» сосредоточено около 100 большегрузных автомашин в основном типа «КрАЗ» и «Урал» с дизельными двигателями. Этот автопарк позволяет за короткий период зимника перевезти на горные участки около 18 тысяч тонн ГСМ. А запасные части, оборудование… Чтобы «обуть» на сезон только один бульдозер ему надо две пары гусениц, а бульдозеров на участках более ста. А сколько наименований разных запчастей! В последнее время в связи с развитием рудных технологий и строительством обогатительных фабрик увеличился поток сложного крупногабаритного оборудования. Нельзя забывать и про продовольствие. Итого, ныне по зимникам из «Белькачей» без учета ГСМ ежегодно отправляется около 50 тысяч тонн различного груза.

Такому обороту товаров может позавидовать любая подобная база в том же Хабаровске или в других крупных городах. И, не скрою, мы гордимся этой базой, ее техническими возможностями. Пройдитесь по ее территории: добротные общежития, просторные гаражи, цеха, складские помещения, и везде — образцовый порядок. Несомненно большая заслуга в этом принадлежит многолетнему начальнику базы Ивану Драч. Его опыт и организаторские способности помогли создать здесь крепкий, сплоченный коллектив единомышленников.

Обеспечение артели

Если говорить о всей сложной схеме транспортного и материально-технического обеспечения артели, то следует упомянуть и другие наши базы. Естественно, штаб, мозг этого направления находится в центральном офисе в Хабаровске. Отсюда во все концы России да и других стран из отдела снабжения (начальник В. Шатрак) идут заявки на технику, запчасти, оборудование и продовольствие.

Кроме уже упоминавшихся выше баз «Беркакит» (начальник В. Кулик) и «Томмот» (начальник А. Оприц) имеется еще небольшая база «Алдан» (начальник В. Шамин) — бывшая контора нашей артели до ее переезда в Хабаровск. Раньше через эту базу производился заброс старателей местной авиацией на «Белькачи». Ныне база свою актуальность потеряла, и ее небольшой коллектив выполняет лишь оперативные задачи и занимается торговлей в одном из магазинов артели, расположенном в г. Алдане.

Недалеко от Якутска в поселке Бестях на берегу Лены находится еще одна небольшая база (начальник В. Щербань), игравшая раньше роль промежуточного пункта на пути от Алдана до Белькачей. Сейчас эта база занимается в основном вопросами поставок горючесмазочных материалов водным путем от Усть-Кутской нефтебазы в верховьях Лены до Белькачей. Контроль за подходом топлива от поставщиков до нефтебазы, своевременная отправка его танкерами на Алдан, взаимодействие с пароходствами - все эти вопросы в компетенции коллектива базы «Бестях».

Существенную роль в жизнедеятельности артели играла в свое время наша база в поселке Нелькан на реке Мая. Артель построила там аэропорт, и новые воздушные ворота позволили на определенный период изменить схему доставки и вывоза старателей из Хабаровска и обратно. К тому же «Амур» довольно длительное время вел в этом национальном селе большое строительство (школа, клуб, жилье), и база «Нелькан» тогда имела довольно внушительный производственный комплекс. Ныне база «Нелькан» (начальник С. Суручан) свое значение потеряла, и ее роль теперь сводится лишь к торговле в фирменном магазине и снабженческо-перевалочным функциям дорожного участка артели на строительстве автомагистрали Нелькан-Аян.

Знаменитый «Мар-Кюель»

Особо следует отметить роль базы «Мар-Кюель» (начальник А. Изотов). Она была создана в те годы, когда у нас в стране остро возник вопрос продовольственного обеспечения. Чтобы старателю хорошо работалось все 12 часов каждый день, он должен быть сытым. Для этого и была создана десять лет назад продовольственная база «Мар-Кюель» с животноводческими фермами и цехами по переработке молока и мяса. Мы завезли сюда молодняк высокопродуктивных пород крупного рогатого скота, свинопоголовье. И в иные годы стада этого подсобного хозяйства насчитывали около 300 бычков и коров и до тысячи свиней, что позволяло практически полностью обеспечивать своим мясом и молочной продукцией все горные участки.

К тому же надо учесть, что и на базе «Белькачи» имеется солидное подсобное хозяйство, да и каждый горный участок, как правило, откармливает десятка два-три поросят, не говоря о собственных теплицах и огородах. А на базах «Мар-Кюель» и «Белькачи» имеются мощные тепличные комплексы, позволяющие почти круглый год обеспечивать старателей свежими овощами. Нет нужды завозить нам с «материка» и картофель — в достатке сами выращиваем, как и капусту, которая неплохо растет на полях артели в «Белькачах».

Правда, нельзя не сказать о высокой себестоимости собственной мясомолочной продукции из-за отсутствия надежной кормовой базы. Сено и комбикорма, закупаемые в Амурской области, после транспортировки до «Мар-Кюеля» становились поистинне золотыми. Но мы все же вынуждены были идти на эти затраты, ибо забота о быте и питании всегда в числе первоочередных у руководства артели.

В последние годы ситуация с продовольствием в стране улучшилась. Рыночные отношения, конкуренция производителей позволили находить более дешевые пути обеспечения продуктами, и, как следствие, резко сократить поголовье скота на базе «Мар-Кюель». Там сейчас содержится лишь небольшое стадо коров для получения свежей молочной продукции (творог, сыры, сметана, йогурт).

Воздушные ворота «Мар-Кюэль»

Ныне база «Мар-Кюель» в большей степени имеет значение как наши главные воздушные ворота. Здесь построен аэродром, способный принимать тяжелые самолеты. Ан-26 нашей авиакомпании совершает регулярные рейсы по маршруту Хабаровск — Мар-Кюель — Хабаровск. И заброска рабочих на участки весной, и вывозка их в конце сезона теперь осуществляется только этим путем, что намного сократило и упростило эту ранее сложную операцию.

Я вспоминаю еще не столь отдаленные времена, когда старатели на перекладных — сначала по железной дороге добирались до Большого Невера, затем рейсовыми автобусами ехали в Алдан, и там, в переполненном местном аэропорту, неделями ждали самолета до Белькачей или Чагды. Порой на дорогу уходило до 20 дней, что нервировало и выматывало людей. Не менее сложным был и обратный путь. Сейчас наши старатели нередко за один день успевают из участков перелететь в Хабаровск, получить расчет, купить в кассе артели билет на Москву и уже вечером улететь домой. То есть, еще утром он был на севере в тайге, а вечером, учитывая разницу во времени, уже шагает по улицам столицы с полновесным сезонным заработком в кармане.

Люди решают все

Оттого и дорожат наши старатели своей артелью, по многу лет работая на одних и тех же участках, хотя климат, условия труда у нас довольно непростые. Особенно трудно приходится водителям на зимнике. Расстояния большие, дороги тяжелые: наледи, перевалы, да мороз градусов под 50. И хотя мы ставим на наиболее сложных участках бульдозеры, создаем «половинки», где водитель в любое время суток может покушать горячей пищи, отдохнуть, — условия остаются очень суровыми, и это предъявляет большие требования к подбору кадров. 
Опыт, мастерство, самообладание, выносливость — вот наиважнейшие требования к водителям на зимнике. Ведь бывают ситуации, когда шофер в жестокий мороз сотни километров едет по тайге один, а техника иногда не выдерживает. И в сложной ситуации очень важно не растеряться, суметь устранить неисправность, не пострадать самому и доставить груз по назначению.

У нас уже давно сложился на зимнике прочный костяк надежных специалистов, истинных мастеров своего дела. Их много и перечисление всех фамилий заняло бы много места. Но не могу не назвать водителей Михаила Паскаря, Виктора Кирячека, Александра Токарева, Петра Голуба, Анатолия Кмита… Это водители высшего класса. Они прекрасно знают машину, трассу. Их уверенно можно отправлять в любую дорогу.

Все профессии нужны…

На севере отбор идет жесткий. Наши требования, климатические условия отсеивают слабых, остаются сильные. Тот, кто думает, что на севере деньги гребут лопатами, ошибается. Надо много и честно работать, чтобы завоевать авторитет и получить достойную оплату за свой труд.

У нас нет деления на важные и неважные профессии. Каждый специалист занят своим делом, и от того, как он будет выкладываться, зависит успех других. Невкусный обед, приготовленный поваром, скажется на настроении моториста, а это чревато ошибкой в ремонте и простоем машины где-нибудь на трассе. Один подвел другого, тот третьего и так далее…

Такого не должно быть, и, повторюсь, к подбору кадров мы относимся очень серьезно. Считаю, что мы не ошиблись, назначив четыре года назад начальником зимника молодого специалиста, бывшего начальника участка, Валерия Харитонова, умело организующего работу сложнейших трасс и оперативно контролирующего ситуацию на тысячекилометровых маршрутах.

Почти вся жизнь…

Позади 25 лет работы в артели. Это лучшие годы моей жизни. Не скрою: горжусь, что и моим трудом четверть века укреплялась артель, осваивались новые месторождения, росла добыча драгметаллов. За эти годы подросли наши сыновья. Мы впервые надолго покинули дома, когда они ходили еще в садик. Теперь у многих ветеранов артели, в том числе и у меня, сыновья уже не один год работают рядом. Стараются, проходят закалку севером, как и мы когда-то в молодости.

Значит, дело наше будет продолжено!